Замечание: Undefined index: z06ab0e в файле /var/www/w-polis/data/www/yamalexpedition.hostnova.ru/modules/sql/i18n/ru.php (строка 1) Этнографическая экспедиция на Ямал
 

Ямал
2015-2016

«Настоящие люди» (ненэй ненэця») – самоназвание ненцев, коренного населения полуострова Ямал, и название комплексной этнографической экспедиции 2015-2016 гг. Участники проекта и посетители данного ресурса на год станут частью семьи оленеводов, чтобы погрузиться в жизнь кочевников Арктики XXI века.

 

Дневник экспедиции

Март 2016: мы в поселке Яр-Сале

 IMG 5659

Сейчас мы находимся в поселке Яр-Сале. 20 марта мы вместе с Костей и Алей со всеми нашими вещами выехали на снегоходе в поселок. Поначалу мы планировали вернуться непосредственно ко Дню оленевода (2-3 апреля), однако хозяева решили ехать раньше. Связано это со стратегией весенних касланий, которую выбрал Костя.

Заранее загадывать нельзя, но в тундре ходят разговоры о предстоящих апрельских оттепелях и дождях. Хозяин хочет откочевать подальше на север к ягельным пастбищам на Ясавэе (мы стояли в этом районе в ноябре – начале декабря), чтобы встретить возможные погодные аномалии в безопасном для оленей месте. Кроме того, вскоре в сторону летних пастбищ выдвинутся семьи «13-го района», и Костя рассчитывает находиться на достаточном расстоянии, чтобы не допустить размешивания стад. 

В наши последние дни на стойбище Костя собирал («ставил») новую нарту – об этом мы напишем в отдельном посте. Вместе с хозяевами мы заготовили для Костиных родителей, остающихся на несколько дней вместе с Семеном и Пэдавой, достаточный запас нарубленных дров и льда. 

Мы выехали со стойбища около 9 утра в отличную солнечную погоду, но уже через несколько часов пути (а ехать нам предстояло 250 км) началась пурга: снег с сильным ветром и практически нулевой видимостью. Мы продолжали ехать, часто останавливаясь, когда Костя сверялся с навигатором. В середине пути проезжали трудный участок пути с несколькими крутыми оврагами, в одном из которых в снегу серьезно застряли сани. Пришлось попотеть, толкая снегоход и сани и растаптывая неудачно подвернувшийся на узком пути сугроб. 

Доехав до фактории Порц-яха (190 км от нашего чума), где работает сестра Кости Алена и в данный момент брат Радик, мы попили чай и отдохнули. Предполагали остаться на ночлег, чтобы переждать хад и потом ехать при свете дня, потому что у Костиной Ямахи перегорела фара, однако погода на некоторое время успокоилась и мы решили ехать до Яр-Сале при лунном свете. Мнимое затишье быстро сменилось вновь обрушившейся метелью. Костя пробовал ехать с лобовым фонариком, но, к нашему счастью, мимо проезжал другой снегоход, за которым мы и двигались до самого поселка. В дом вошли в 3 часа ночи, магазины были уже закрыты, поэтому, просто попив чай, мы рухнули спать.

В поселке мы встретились с нашими мордыяхинскими соседями – семьями Кости и Ярослава Худи. Сейчас идут весенние каникулы, и наши хозяева решили забрать своих школьников в тундру, но не для того чтобы просто погостить в родном чуме. Для ближайших касланий нашей семье после нашего отъезда нужны рабочие руки, чтобы вести аргиши. 

23 марта мы проводили Костю, Алю, Яну, Олю, Едэйко и Хасавако. Мы пока не прощались (признаемся, нам очень грустно об этом думать), потому что хозяева привезут детей на День оленевода и к началу IV четверти. С ними мы передали приветы Маманьке, Наче, Семену и Пэдаве, с которыми мы попрощались до следующего нашего приезда.


Комментировать Читать полностью

Март 2016: год в тундре позади

Всем привет! Это наши последние дневниковые записи из тундры. 20 марта поздно вечером мы вернулись в поселок Яр-Сале. Даже не верится, что прошел целый год экспедиции. 

29.02.16 мы проводили Альбину на поезд, и в тот же день собака Радика Хутю ощенилась. Оставили одного щенка. Долго думали, как его назвать. На Ямале есть стандартный набор кличек, как правило, связанных с окрасом, длиной и жесткостью шерсти. Обещаем, что позже подробнее напишем о жизни ненецких собак и об их именах, а пока приведем несколько примеров. Лапа – пес с отличающейся по цвету шерстью, соответственно, на лапах, Пэяк – на лбу, Икча – на шее. Налто назовут черную пушистую собачку, а Хутю – распространенное имя для сучек. Хозяева сначала выбрали имя Яндо (пес с жесткой шерстью), а потом, с подачи детей, стали называть щенка Малышом.

Хутю со щенком. На нижнем снимке ее годовалая дочка Икча.

13.03

Первый день календарной весны обрушился на нас пургой. Тундровая весна начинается только в мае. Два дня пурги сменились резким похолоданием до -25/-30ºС. Уже давно мы не зажигаем по утрам керосинку – солнце через небольшое круглое окошко хорошо освещает чум. Кроме того, солнечные лучи теперь греют и высушивают вещи, находящиеся на улице, такие как покрышки чума и нарт. Пока Альбина была в отъезде, Александра опять оставалась за хозяйку.

(нажмите "Читать полностью")

Комментировать Читать полностью

Февраль 2016: выстрел в тундре

Продолжаем февральские хроники тундровой жизни. 21 февраля у нас снова останавливались гости – обратно в Яр-Сале ехал Рома, везя с собой в поселок Михаила Подовича Худи (его чум стоит севернее нашего) с дочкой Яной и сыном Вататко.

Ночью, только мы легли спать, услышали звук какого-то подъезжающего транспорта. Костя с Александром выскочили на улицу. Возле чума остановился вездеход, в отдалении, на зимнике, стоял «Урал». Мужчина из вездехода рассказал, что они из Лабытнаног (видимо, «коммерсант»), впервые едут на Бованенково, везут продукты. Объяснил, что подъехал к чуму, потому что они стреляли куропаток и не хотели бы, чтобы хозяева чума подумали, что они целились в оленей. Незнакомец спрашивал мясо, рыбу и рога, предлагал пойти к «Уралу» выпить водки, но Саша с Костей отказались, распрощались и, удивленные странным визитом, легли спать.

22 февраля утром мы планировали пилить рога быкам, которые уже начали их сбрасывать. Оленеводы стараются вовремя спилить их, чтоб поменять на бензин, продукты или деньги. Костя на «буране» собрал пасущееся в отдалении стадо и неожиданно для нас вернулся к чуму с мертвым оленем. Это был молодой и очень хороший ездовой бык по имени Яник (Спокойный). Его шкура в пяти местах была пробита дробью. Олень был еще теплый, значит, умер относительно недавно. Хозяева очень расстроились – рабочего быка было особенно жалко. Кто мог такое сделать?

По словам Кости и Али, они уже несколько лет стоят рядом с этим зимником, и никогда никто не стрелял в их оленей. Вокруг нас километров минимум на 20 с лишним нет других чумов, да оленеводы-соседи и не могли бы сделать такое. Нам рассказали, что на Хэнской стороне, в районе Кутопъюгана, где зимуют ярсалинские бригады, такие прецеденты случаются, и виновными оказывались поселковое или городское население, водители, т. е. не тундровики. До вчерашних ночных гостей и после них машины по зимнику не проезжали. Анализируя их поведение, мы вспомнили их странное желание «стрелять куропаток» ночью.

Мы сошлись во мнении, что наверняка это дело рук наших ночных посетителей. Мы связались с полицией в Яр-Сале. Дежурный подробно расспросил Костю о вездеходе и его водителе и обещал перезвонить. По его словам, возможно их задержат для досмотра на Бованенково (хотя мы прекрасно понимаем, что доказать что-либо в такой ситуации просто невозможно). Сотрудник органов объяснил Косте, что в любом случае для выяснения ситуации придется приехать в поселок. Слушать такое было поистине странно – с одной стороны процедура дачи показаний кажется вполне логичной, но объяснить сотруднику полиции, что у семьи нет ни возможности, ни бензина для незапланированных поездок по тундре на 500 с лишним верст мы не могли. «Ну, вы же ездите на чем-то? … У вас же снегоход есть?», – вот и все что мы слышали. Чем все кончится, мы пока не знаем, но как ехидно заметил наш хозяин, ради какого-то забредшего в тундру белого медведя вертолет МЧС пригонят, а подстреленный олень – это проблема, по поводу которой его же владелец должен давать «объяснения» в районном центре, расположенном на сотни километров от чума.

Подстреленный ездовой олень Яник:

IMG 5214

(нажмите "Читать полностью")

Комментировать Читать полностью

Февраль 2016: языковые заметки в контексте жизни

Продолжаем наши февральские заметки:

12 февраля ночью на обратном пути из Панаевска у нас остановились Алин брат Ханута с мамой. По дороге за 200 км до их чума на Морды-яхе у их снегохода сломались амортизаторы. Решили ехать на Костином «буране» обратно в поселок. Тундровики, покупающие зарубежную технику по-своему решают проблемы с запчастями. Их покупают с рук или заказывают и долго ждут, наконец, просто покупают в поселковых магазинах, где они стоят гораздо дороже, чем на «земле». Найдя по телефону нужные детали, Костя с Ханутой быстро собрались, чтобы проделать почти 600 км в обе стороны. Алина мама осталась в чуме. Мы много общались, составляли генеалогическое древо многочисленных родственников.

Обсуждали мы и отличия, связанные с ориентацией в пространстве у разных народов. В ненецком языке есть два обозначения для направлений право-лево. В учебниках обычно приводят такое: маханя' – направо, сятаня' – налево. Эти слова образуются от маха (спина) и ся(лицо). Ориентация на спину и лицо иногда сбивает с толку и самих ненцев. Многим удобней пользоваться иня'и вэня', что буквально переводится: со стороны ӈэва' иня (повода для управления упряжки, идущего от морды передового оленя, самого левого в упряжке), что значит – налево, и с неправильной стороны – другой стороны от передового – направо.

Другой пример – ориентация в чуме. Половые доски, лежащие ближе к печке, называют «нижними», а те, что возле постели – «верхними». Таким образом, когда просят спуститься ниже или подняться выше – это значит, надо переместиться к печке или сесть подальше на постель. Поначалу нас это немного сбивало с толку.

Еще одно наблюдение связано с реками. В русском языке река начинается с истока, а кончается устьем. В ненецком языке исток – яха' мал, что переводится как реки конец, край. Устье – яха' ня”ав (яха – река, няав – открытая часть чего-либо, отверстие, дыра).

С предыдущего дня сильно потеплело. В последующие дни температура колебалась от -1 до -10ºC.

14 февраля:

Наш чум находится гораздо севернее, чем большинство стоянок частников, поэтому мимо нас редко проезжают тундровики. Бригадные стада с конца декабря до конца марта проводят на так называемой Хэнской стороне (или Надымской) – на другом берегу Обской губы. Сегодня по пути к Байдарацкой губе заезжали пить чай хорошо знакомые по этому году Яптики: Яша, Ефим и их дядя. К вечеру вернулись Костя с Ханутой. На фактории Порца-яха (в 60 км к северу от Яр-Сале) наш хозяин купил 300 буханок хлеба.

16 февраля:

Все жители нашего чума заняты повседневными делами: Костя делает нарту, Александр помогает ему, распиливая доски, Аля шьет малицу для Семена, Александра помогает по хозяйству и занимается с детьми. За последнее время у нас оживленное движение – вечером из Яр-Сале приехал Костин родственник Роман Сэротэтто – сын одного из самых богатых оленеводов Ямала – Медко (Василия Токолевича). Рома ехал на Бованенково.

Рисуем красками. Александра, Семен и Пэдава:

IMG 5175

(нажмите "Читать полностью")

Комментировать Читать полностью

Январь и немного февраля: завершая круг

Календарная зима скоро закончится - и до окончания экспедиции тоже осталось совсем немного. А мы продолжаем вести хронику наших дней в тундре.

26 января: уже несколько дней держится плохая погода: -20ºС с ветром и поземкой (танзер''). Аля шила на ручной швейной машинке, Александра перешивала капюшон для Саши. В разных районах Ямала существуют свои типы покроя ненецкой одежды, в том числе мужских капюшонов («шапок», как их называют в тундре). Капюшон Сашиной рабочей малицы сшит неправильно, поэтому лоб остается открытым, что потребовало ремонта.  На следующий день надеялись на улучшение погоды – семья давно уже собирается откаслать на юг, за реку Юрибей.

Самые старшие и самые младшие смотрят мультфильмы:

IMG 5056

Саша за шитьем:

IMG 5088

(нажмите "Читать полностью")

Комментировать Читать полностью

Статьи

Стереотипы о ненцах

IMG 4460

«Спрашивают, какие есть стереотипы о ненцах», – такое смс с «земли» мы прочитали несколько дней назад. Вопрос, надо сказать странный – казалось бы, спросите себя. Нам, живущим в среде тундровиков, логичнее описать, какие есть стереотипы у ненцев о русских, шире – о городской культуре, о мире и т. д. Тем не менее, в качестве учебной задачи, давайте заглянем в себя и поразмышляем, какие же ассоциации возникают у обывателя, если он слышит слово «ненец». Какие-то стереотипы находятся в плоскости «коллективного бессознательного» — мы не можем представить, почему люди думают именно так. Происхождение же других культурных штампов можно проследить. Источник одних – массовая культура, другие помогают сформировать наши коллеги – ученая среда; важным инструментом несомненно является школа; множество «свидетельств» исходит от соседей тундровиков – горожан, жителей поселков, вахтовых рабочих, военных.

Ниже представляем самые распространенные, фантастические или просто курьезные стереотипы, дополненные нашими комментариями.

Кто-кто? Немцы? На севере?

Тешить себя иллюзиями не стоит. Не сомневаемся, большинство граждан России (не говоря об остальном человечестве) понятия не имеет о существовании ненцев. Не стоит думать, что это пробел только в школьной этнографии, тут еще и сложности с географией – напомним, несколько субъектов РФ – «ненецкие» (Ненецкий АО, Ямало-Ненецкий АО, совсем недавно в СССР существовал Долгано-Ненецкий АО).

Ненцы? Там же чукчи живут.

Очень многие знают, что на севере России в тундре проживает аборигенное население, кто-то  даже смутно представляет себе людей в меховой одежде на фоне оленей (или кто у них, собаки?), но все северяне объединены в сознании у многих под словом «чукча» с однозначными коннотациями, источник которых – анекдоты. Напомним, в тундре живут и занимаются (или совсем недавно занимались) оленеводством саами, коми-ижемцы, ханты, ненцы, энцы, нганасаны, долганы, эвены, юкагиры, эвенки, чукчи, коряки. За исключением коми, все они входят в список КМНС (коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока), а ненцы из них являются самым многочисленным народом, проживающим на огромном пространстве от Кольского полуострова до Таймыра. Обыватель, тем не менее, разницы не видит, и все указанные ниже культурные штампы соотносятся, конечно, не конкретно с ненцами, а с аборигенами Севера.

Они никогда не моются.

(нажмите «Читать полностью»)

 

Что едят ненцы?

Наши постоянные читатели вероятно могли уже составить представление о некоторых особенностях культуры питания ямальских ненцев в настоящее время. Сейчас мы попытаемся систематизировать наши собственные непрерывные наблюдения на протяжении года; не исключено, что этот текст – репетиция более серьезного обращения к проблеме, которая имеет свою историю изучения.

Исследователи, бывавшие на Ямале в XVIII – нач. ХХ в., естественно, писали о том, что и как употребляют в пищу жители тундры. Советские этнографы, на основе этих данных и собственных полевых наблюдений ставили задачу нарисовать картину питания вообще – вне времени и пространства; так, например вопрос представлен в классической работе Л. В. Хомич «Ненцы. Историко-этнографические очерки», написанной в 1966 г. Тем не менее, такой подход, напоминающий добротную советскую музейную экспозицию (в тех же РЭМе или в Кунсткамере) трудно признать исчерпывающим. Сейчас антропологи, изучая аборигенные сообщества, считают количество калорий и рассматривают режим питания как часть системы адаптации; пища и способы ее приготовления рассматриваются в рамках символов и значений культуры в целом; рационы и кулинарная техника анализируются в историко-культурной перспективе и т. д.

Мы решили побыть немодными и вернуться к этнографии, то есть к дескриптивной части нашей работы, так как с некоторым удивлением для себя наблюдаем (как это ни странно) относительно слабую осведомленность о пищевой культуре современных ямальских тундровиков и связанных с ней социально-экономических аспектах. Немного историографии из самого недавнего прошлого, почти настоящего. В 1997 г. в Москве, в Отделе Крайнего Севера и Сибири Ордена Дружбы народов Института этнологии и антропологии им. H. H. Миклухо-Маклая РАН, защищалась диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук по теме «Культура питания гыданских ненцев». Ее автор, японец Есида Ацуси, работавший на Гыданском полуострове (находится к востоку от Ямала, и культура ненцев, живущих там, близка к культуре ямальских ненцев) с изумлением для себя сделал вывод, который может показаться парадоксальным – в пищевой культуре оленеводов мясо и продукты оленеводства занимают отнюдь не самое главное место. С этого мы бы и хотели начать.

(нажмите «Читать полностью»)

Фиксация маршрута кочевания

Одной из задач проекта является картографирование кочевого пространства с фиксацией ключевых для оленеводов точек: стоянок, священных мест, промысловых угодий, ягельных пастбищ. Следите за картой маршрута на сайте!

Исследование влияния некоторых аспектов промышленного освоения тундры на хозяйство оленеводов.

 Маршрут кочевания проходит рядом с объектами газодобычи. Такое соседство порождает ряд вызовов и новых взаимодействий между промышленной средой и традиционным хозяйством. 

Видео

Здесь будут представлены видеоматериалы, записанные нами в ходе экспедиции. Мы планируем пополнять раздел в течение всего года, по мере технических возможностей публикации видео. Надеемся, что нам удастся заснять повседневную жизнь кочевой семьи, особенности ведения хозяйства в тундре в разные времена года. Участники экспедиции не являются профессиональными операторами, поэтому не судите нас строго.

Отправляясь в тундру, мы наметили для себя набор сюжетов для съемки. Тем не менее, для проекта «Настоящие люди» важна обратная связь с аудиторией, поэтому мы будем рады за подсказанные вами идеи и темы, которые попытаемся воплотить.

Участники

Терёхина Александра Родилась в 1987 году в городе Набережные Челны, ныне проживает в Санкт-Петербурге. В 2009 году закончила исторический факультет Московского педагогического государственного университета, а в 2014 – аспирантуру в Отделе Севера и Сибири Института этнологии и антропологии РАН по специальности этнография, этнология и антропология.

С 2008 года проводит этнографические исследования в Ямало-Ненецком автономном округе. Кроме того, участвовала в экспедициях в Эвенкии, Якутии, на Таймыре и Сахалине.

Научные интересы: культура коренных народов Севера; оленеводство; антропология образования, система образования для северян и кочевые формы обучения; (нео)религиозные движения в Сибири и др.

В экспедиции «Настоящие люди» отвечает за сбор комплексного этнографического материала, изучение «женского мира» ненцев, организацию кочевого учебного центра, связи с общественностью.

Волковицкий Александр Родился в 1973 г. в городе Ленинграде. В 1995 г. закончил кафедру археологии исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

В последние годы принимает участие в этнографических исследованиях в Ямало-Ненецком автономном округе.

Научные интересы: материальная культура Древней Руси, домостроительство раннегородских центров Северо-Запада. Более 20 лет занимался исследованиями памятников археологии европейского Северо-Запада разных эпох, преимущественно древнерусского времени.

В экспедиции «Настоящие люди» отвечает за изучение мужской субкультуры ненцев, занимается фиксацией и описанием священных мест, закрытых для женщин, ведёт поиск новых памятников археологии в тундре.

Наши партнеры

slide-1

ЯНАО

департамент по науке и инновациям ЯНАО http://www.dniyanao.ru/.

slide-2

Арктика

Межрегиональный экспедиционный центр «Арктика». http://iec-arctic.ru/

slide-3

Язык Плюс

Центр международного общения «Язык Плюс». https://vk.com/languageplus

slide-4

Администрация Ямальского района

Администрация Ямальского района. http://mo-yamal.ru/

slide-5

Департамент образования ЯНАО

Департамент образования Ямало-Ненецкого автономного округа. http://www.yamaledu.org/

slide-6

Danyband

Разработка сайтов. Дизайн полиграфической продукции. Создание фирменного стиля. http://www.danyband.com/

slide-7

Ямал

Ямальское районное общественное движение коренных малочисленных народов Севера «Ямал» (с. Яр-Сале)

slide-8

Музей кочевой культуры

Музей кочевой культуры (г. Москва)
http://nomadic.ru/